Библиотека

История скита


До основания Соловецкого монастыря остров Анзер был необитаем и лишь иногда служил пристанищем для судов беломорских купцов и промысловиков.

После основания обители здесь временами проживали монастырские трудники и иноки, занимавшиеся рыбным и звериным промыслами.

 

В Соловецком патерике упоминается, что в XV–XVI веках на Анзер удалялись из монастыря иноки, искавшие пустынного жительства.

В XVI веке на острове были устроены монастырские солеварни с двумя црвенами – громадными сковородами для выпарки соли. Работало здесь в то время более семидесяти человек. В 1583 году для солеваров переносят из монастыря деревянную церковь во имя святителя Николая Чудотворца. Однако в конце XVI века солеварни были закрыты, остров снова опустел. Предложение соловецкого игумена Иакова основать на Анзере отдельный монастырь было отклонено грамотой царя Феодора Иоанновича в 1596 году.

Осенью 1615 года на острове поселился соловецкий инок Елеазар. Слава о подвигах отшельника привлекала к нему монахов из Соловецкого монастыря и мирских людей, селившихся поблизости от его келии.

В 1620 году патриарх Филарет повелел основать на острове Анзер скит во имя Живоначальной Троицы. Место для скита выбирал соловецкий игумен Иринарх, и

выбрал не случайно: однажды монастырские трудники, ловившие рыбу, видели на берегу Троицкой губы знамение – «столп огнен, до небес восходящ».

 

 

Именно там в 1621 году была построена деревянная двупрестольная церковь во имя Живоначальной Троицы и преподобного Михаила Малеина (небесного покровителя царя Михаила Феодоровича Романова). Из столицы была прислана богатая церковная утварь. Указом государя Михаила Феодоровича предписывалось начальствовать в скиту священноиноку, находившемуся в подчинении у Соловецкого монастыря. Братии, числом двенадцать человек, было определено государево ружное жалованье. Жить должны были они, по примеру древних скитских отцов, «пустынным обычаем».

Повелел государь, «чтоб к церкви Божией приходили и о нашем государском здоровье, и отца нашего святейшего Филарета Никитича, и матери нашей инокини Марфы Ивановны о душевном спасении и телесном здравии» молились пустынники, сколько хватит сил.

Строителем скита со временем был назначен инок Елеазар, который, посоветовавшись с братией, просил игумена дать скиту устав, «как в Синайской горе Иерусалима, и на Афонской горе, и у нас на Руси в старом ските Ниловском». Устав был составлен соловецким старцем Дионисием Греком, который долго жил в палестинских и афонских обителях, был уставщиком Кирилло-Белозерского монастыря. По обычаю древних иноков, «каждый пустынник имел особую келлию, на некотором расстоянии от других, пребывая в ней в посте и молитве, занимаясь каким-либо рукоделием для своего пропитания, никого не принимал к себе и сам не ходил, кроме собрания на общую молитву». Инок, знающий грамоту, обязан был исполнять ежедневное келейное правило: каноны Иисусу Христу, Богородице, ангелу-хранителю и соловецким чудотворцам, повечерие, полунощницу, четыре кафизмы, часы, шестьсот Иисусовых молитв, сто молитв Богородице, молитвы за царя, воинство, священство, братию и всех христиан, триста земных поклонов.

Неграмотный же инок должен был ежедневно творить три тысячи Иисусовых молитв, триста Богородице, молитвы за царя и всех христиан, триста земных поклонов.

После недельного затвора, труда и молитв по келлиям иноки собирались на общую службу в храме. В субботу вечером, в положенное время, пономарь брал благословение у строителя и священника и благовестил в повседневный большой колокол четверть часа, а потом звонил во все колокола к вечерне. Строитель и братия собирались в церкви, и священник начинал вечерню. В конце вечерни совершался чин прощения: священник «поклонится братии и творит прощение. И братия такоже поклоняются ему и прощаются у него. Ходят по чину, по два, глаголят прощение единогласно и отшед поклоняются до земли вкупе, поклонившись друг другу, и расходятся с молчанием по келлиям».

На вечерне братия исповедовали свои грехи и помыслы духовнику. Остальные службы (повечерие и полунощницу) монахи правили в своих келлиях. Если предстояло всенощное бдение, в ночи вновь раздавался благовест, и пустынники возвращались в церковь.

Воскресным утром, после уставных молитв, совершалась литургия. По окончании литургии на аналой посреди церкви возлагалась икона Пресвятой Богородицы с предстоящими Соловецкими чудотворцами. Братия подходили по двое и с поясными поклонами прикладывались к образу, а затем получали антидор. Совершив чин прощения, иноки в молчании расходились по келлиям.

В храм монахи собирались «на пять великих бдений на Великий пост и на всю Светлую седмицу, и всех служб церковных в год сто семьдесят».

Строитель Елеазар собственноручно записал все эти правила в «Устав скитский обители Святыя и Живоначальныя Троицы и преподобного отца нашего Михаила Малеина пустыни сущей во отоце окияна-моря Ванзерскаго острова», который с 1626 года хранился в ризнице Свято-Троицкого скита и служил руководством для иноков. Устав скита содержал и чин пострижения в монахи, и чин погребения усопшего инока, и другие правила пустынножительства.

Летом 1633 года по указу царя скит был отписан от Соловецкого монастыря и получил самостоятельность. Ружное и денежное жалованье приказано было отправлять прямо на Анзер.

В начале 1630-х годов в скит поступил священник Никита Минов, будущий патриарх Никон. Он вложил собственноручную лепту в украшение пустынного храма: под руководством преподобного Елеазара написал на холсте красками Нерукотворный образ Спасителя.

К 1636 году число насельников Троицкого скита увеличилось до двадцати, в старой деревянной церкви стало тесно, и преподобный Елеазар начал собирать средства для строительства нового храма.

В январе 1638 года по прошению старца Елеазара государь повелел игумену Варфоломею и соловецкой братии выстроить в Анзерском скиту каменную церковь «Знамения» Пресвятой Богородицы с трапезной. Из Москвы был прислан мастер каменных дел Трефил Шарутин, незадолго до этого возводивший царский дворец в Кремле. Однако игумен Варфоломей доложил в столицу, что храм на Анзере строится большего размера, нежели предписано, после чего указом патриарха Иоасафа строительство было остановлено.

По вступлении на престол царя Алексея Михайловича, в 1646 году вновь приказано было соловецкому игумену поставить на Анзере каменную церковь. В бытность свою в Москве преподобный Елеазар получил царскую грамоту и о прибавлении ружного жалованья скиту – воска и меда на церковные нужды. Но соловецкие монахи не спешили со строительством храма, хотя деньги им на это были выделены. Братия не желала помогать Анзерскому скиту, получившему независимость от Соловецкого монастыря.

Лишь после нескольких указов государя и грамот патриарха Никона князь Григорий Ромодановский, двинский воевода, принудил игумена Илию начать строительство церкви. В ней были сооружены три престола: Святой Троицы, преподобного Михаила Малеина и в честь иконы Пресвятой Богородицы «Знамение».

По кончине преподобного Елеазара (13 января 1656 года) Анзерским скитом несколько лет управлял его ученик, старец Никодим, а после него – иеромонах Игнатий.

Смута, связанная с исправлением богослужебных книг, охватившая Соловецкий монастырь в 1668–1676 годах, коснулась и Анзера. Есть свидетельства, что во время многолетней осады Соловецкого монастыря царским войском анзерские иноки тайно поддерживали соловчан.

Год спустя после взятия монастыря, по смерти старца Никодима, соловецкий архимандрит Макарий решил навести порядок на Анзере. «Егда убо супротивных в Соловецком острове учинися в вере смущение, и устройся от них монастырю запорное укрепление: в те же времена бысть и Анзерскому скиту от начальствующих тогда велие разорение и конечное ему сотворися запустение. Живущие же ту пустынники до единого со отока разогнаны бежаша, и храмы Божий обраны, токмо стены едины в них осташа...» – вспоминал о том времени анзерский летописец Макарий.

Весной 1677 года по указу патриарха Иоакима из Анзерского скита были вывезены на хранение в Соловецкий монастырь иконы, церковные сосуды, книги, ризы, жалованные грамоты и деньги.

В 1678 году скитоначальник старец Роман обратился к государю с челобитной, в которой писал, что анзерские иноки жалованья не получают, храмы стоят без службы, церковное имущество из Соловецкого монастыря не возвращено, монахи вконец погибают. Государь Феодор Алексеевич повелел все отобранное возвратить. Была подтверждена и самостоятельность Анзерского скита.

В 1683 году указом архиепископа Холмогорского Афанасия архимандриту Илариону было велено принять Анзерский скит в ведение Соловецкого монастыря. В 1699 году царь Петр I приказал строителю анзерскому с братией (семнадцати человекам) выдавать жалованье на питание и церковные нужды – чуть более ста сорока пяти рублей ежегодно.

Денег этих на содержание скита не хватало, насельники нуждались. Летописец Макарий, составитель жития преподобного Елеазара, жаловался, что память об основателе скита почти изгладилась, гробница его мало посещается.

Однако, несмотря на все лишения, иноки не поддавались унынию. Из уст в уста передавали они рассказ о видении, бывшем некоему честному старцу. После молитвы в келлии он задремал и увидел Пресвятую Богородицу, стоящую над скитом на облаке, простирающую руки к Богу и молящуюся: «Владыко Вседержителю и Господи! Призри с высоты святыя славы Твоея скит Анзерский, и посети, и, человеколюбия ради Твоего, помилуй живущия в нем». И, как гром, с небес в ответ послышался голос: «Послан будет человек в скит Анзерский, который прославит его».

Осенью 1702 года такой человек на Анзере появился. Это был иеромонах Иов (в схиме Иисус), в миру священник Иоанн Иоаннов из Москвы, бывший царский духовник. Чуть раньше, летом 1702 года, монахи Свято-Троицкого скита встречали царя Петра I, останавливавшегося с эскадрой боевых кораблей у Анзера. «В пришествие великого государя куплено в поднос два сафьяна да двадцать лестовок (четок)».

В 1704 году по благословению соловецкого архимандрита Фирса священноинок Иов был избран строителем Свято-Троицкого скита. Под его руководством был возобновлен строгий скитский устав, начат ремонт ветхих строений, приобретались необходимые хозяйственные припасы, восстанавливалась библиотека пустыни.

Ревнители благочестия особо выделяли Свято-Троицкий скит из множества русских монастырей, существовавших в начале XVIII века. Иеродиакон Дамаскин из Чудова монастыря отмечал: «На Соловецком острове, когда был я там, нашел один скит не на том же Соловецком, но на другом, близ его острове, называемом Анзер. В нем есть церковь каменная и семнадцать келлий братских кругом церкви поблизости, и, кажется, монастырю тут быть, а не скиту: все заведено там по монастырскому обычаю, а не по скитскому, и в близости друг к другу живут, и в церковь ходят все каждый день ко всякому церковному правилу, и благовест и звон – все по монастырскому чину бывает, и часы на колокольне, и строитель, который управляет всем братством. И сие место у нас есть славное и дивное, от мира весьма удаленное и беспопечительное о внешних.

На все телесныя потребы иноков дается милостыня довольная от великого государя, выезжает строитель каждый год в город и привозит на всю братию, чем кому питаться и одеваться: и такого пустынного места другого во всей России не сыскать. И один только сей скит Анзерский обретается близ Соловецкого монастыря».

В 1709 году по завещанию преподобного Елеазара на Анзер были доставлены две иконы, которыми благословили угодника Божия его родители при расставании. Их привез из Кеми родственник преподобного Иоаким Дмитриевич Севрюков.

В 1713 году преподобный Иов (в схиме Иисус) основал новый Голгофо-Распятский скит. Строителем Свято-Троицкого скита в 1714 году стал иеромонах Паисий.

После смерти преподобного Иова в 1720 году скитский строитель Спиридон неправедно объявил, будто Иов при своей кончине приказал деньги и материалы, заготовленные для строительства каменной церкви на Голгофе, передать в Свято-Троицкий скит на сооружение теплого храма. Новая деревянная церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы была вскоре построена за алтарем Троицкого храма. Но в 1741 году эта церковь, на которую были употреблены «кирпич и известь голгофская на деньги иеросхимонаха Иисуса, неправильно присвоенные по смерти его, гневом Божиим сгорела». Как видно из отводных книг Троицкого скита, при пожаре сгорели и иконы, принадлежавшие прежде преподобному Елеазару.

В 1740–1743 годах, при строителе Глебе, был обновлен каменный храм во имя Пресвятой Троицы, сооружена новая колокольня, отремонтирована кровля над трапезной и приделом во имя преподобного Михаила Малеина. Над могилой преподобного Елеазара была построена новая деревянная часовня.

Летом 1757 года эта часовня перестраивалась; при сооружении фундамента были обнаружены четыре гроба. В трех из них останки истлели, в четвертом же, найденном посредине часовни напротив алтарного окна, оказались «глава, руки и ноги, и все члены тверды, только одежда на мощах истлела и кости темно-желтого цвета, и от всего исходит благоухание». Так были обретены святые мощи преподобного Елеазара.

Архангелогородский владыка Варсонофий благословил захоронить честные останки преподобного под каменным сводом, над могилой поставить железную раку и возвести каменную часовню.

В 1764 году Анзерский Свято-Троицкий скит был окончательно приписан к Соловецкому монастырю с назначением в нем строителя и двенадцати монашествующих.

В 1801–1803 годах Троицкий храм был отремонтирован, к нему пристроили каменный двухэтажный братский корпус. Строительство велось под руководством соловецкого казначея иеромонаха Аввакума на средства, собранные братией Соловецкого монастыря. В храме на деньги купца из Вереи Алексея Заонегина был сооружен новый иконостас.

В 1829 году был построен двухэтажный деревянный корпус для трудников и паломников, в 1837 году – валунная баня и другие хозяйственные постройки. Несколько позднее над каналом была возведена деревянная часовня в честь иконы Пресвятой Богородицы «Знамение».

В первой половине XIX века в число иноков Свято-Троицкой пустыни входили известные соловецкие подвижники старец Наум и иеросхимонах Иероним.

17 июня 1844 года Свято-Троицкий скит посетил великий князь Константин Николаевич.

В начале лета 1847 года около двух тысяч богомольцев отправилось из Архангельска морем в Соловецкий монастырь. Их карбасы были остановлены льдами, с большим трудом добрались потерпевшие до Анзерского острова. Через три дня, за которые истощился весь годовой запас хлеба в скиту, паломники на монастырских судах были перевезены на Соловецкий остров.

В июле 1864 года, во время Крымской войны, к Анзеру подошла английская эскадра. «С фрегатов была отправлена к острову лодка за пресной водой. Доморощенные стрелки, дав высадиться с лодки неприятелю, выстрелили в них. Англичане поспешно удалились».

В 1880–1884 годах по проекту архангельского архитектора Введенского производилась последняя перестройка Свято-Троицкого храма, причем могила преподобного Елеазара Анзерского оказалась внутри храма.

В «Историческом описании Свято-Троицкого Анзерского скита», которое вышло в 1914 году, отмечалось: «По заведенному обыкновению и ныне в Анзерский скит отходят на время с благословения настоятеля Соловецкого монастыря испытанные в благочестии старцы, чтобы в отдаленном уединении и тишине беспрепятственно предаваться молитвенному подвижничеству и в безмолвии, внимая своему спасению, беседовать с единым Богом. Здесь богомыслящие отшельники занимаются вседневной службой по уставу и чиноположению церковному. Кроме сего богослужения всякий из них имеет и особое келейное правило, с поклонами и молитвой Иисусовой, и рукоделие. Многие из посетителей Соловецкого монастыря в летнее время путешествуют в Анзерский скит».

В 1924 году, после закрытия Соловецкого монастыря, на Анзере было создано IV отделение Соловецкого лагеря особого назначения. Скит стал административным центром анзерского отделения. Здесь содержались политзаключенные, женщины с грудными детьми, православное и католическое духовенство.

В 1929 –1931 годах в келейном корпусе скита находились в заключении инокини разных монастырей.

В 1939 году Соловецкая тюрьма особого назначения была упразднена. Скит был заброшен.

После второй мировой войны строения Свято-Троицкого скита временами использовались с хозяйственными целями. Колхозники из села Золотицы, с Летнего берега Белого моря, заготавливали на Анзере сено и выпасали скот.

В 1967 году все здания и сооружения скита перешли в ведение Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника. С 1994 года в скиту ведутся противоаварийные работы.

С 1990 года, после возобновления Соловецкого монастыря, в престольный праздник – день Святой Троицы, в храме Свято-Троицкого Анзерского скита отправляются церковные службы.

В августе 2009 года при посещении Свято-Троицкого скита Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл благословил насельника Соловецкой обители иеромонаха Георгия (Курдогло) на послушание скитоначальника, чтобы возглавить работу по восстановлению древней Анзерской пустыни.
В 2010 году началось реставрация Троицкого храма и братского корпуса
В 2011 году начато воссоздание валунной бани, консервация амбара с квасоварней и ледником, амбара для сушки сетей, каретника и скотного двора.

Праздники скита

13/26 января – преставление преподобного Елеазара Анзерского, Соловецкого чудотворца;
День Святой Троицы – престольный праздник церкви во имя Святой Троицы;
12/25 июля – престольный праздник церкви во имя преподобного Михаила Малеина;
11/24 декабря – престольный праздник в честь иконы Пресвятой Богородицы «Знамение».