Библиотека

Прмч. Вениамин.


Преподобномученик Вениамин (Василий Васильевич Кононов) родился в 1869 году в Шенкурском уезде Архангельской губернии в крестьянской семье. Еще в детстве он побывал в Соловецкой обители. Достигнув зрелого возраста, Василий отправился на Соловки. В 1893 году, при архимандрите Варлааме, он был принят в Спасо-Преображенский монастырь трудником.

 

Через четыре года был определен в число послушников обители. Он учился в Соловецком училище, был благонравен и послушен. Василию давали послушания руководить хлебопекарней, заведовать расходной монастырской лавкой.
В 1903 году был пострижен Соловецким архимандритом Иоанникием в монашество с именем Вениамин (в честь священномученика Вениамина Синайского). Инок отличался склонностью к уединению, любил церковную службу. Уже через два года Вениамин был рукоположен во иеродиакона, а в 1908 году - в сан иеромонаха. Он был определен к службе при святых мощах преподобных Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев и назначен законоучителем братского училища.
В декабре 1909 года умер духовник обители старец иеромонах Дамаскин. На собрании братии иеромонах Вениамин был избран новым духовником монастыря.
В 1912 году после 19-ти летнего пребывания в Соловецкой обители, иеромонах Вениамин был назначен настоятелем Антониева Сийского монастыря и возведен в сан архимандрита преосвященным Нафанаилом, епископом Архангельским. Архимандрит Вениамин управлял Антониевым Сийским монастырем пять лет. Святейший Синод в 1913 году наградил Вениамина наперсным крестом, а в 1916 - орденом Святой Анны.
В Соловецкой обители в это время началась смута против настоятеля. В 1917 года Святейший Синод уволил настоятеля монастыря архимадрита Иоанникия. Насельники монастыря просили Вениамина стать начальником. Собор братии избрал архимандрита Вениамина настоятелем. В это время большевиками уже была развязана гражданская война, но на Соловках было спокойно, пока Белая армия удерживала фронт. До 1919 году жизнь в монастыре оставалась спокойной.
Декрет Совнаркома об отделении Церкви от государства, изданный в 1918 году определил уничтожение монастырей и разграбление их собственности. Долг перед Господом и людьми обязывал архимандрита Вениамина и братию сохранять соловецкие святыни, укрывать и спасать имущество от большевиков. По указанию архимандрита Вениамина в многометровых стенах Спасо-Преображенского собора было сделано хранилище, где были упокоены святые мощи первооснователей монастыря - преподобных Зосимы и Савватия. Ценности из ризницы были спрятаны в стене Спасо-Преображенского собора и над алтарем Никольской церкви. Строились тайные хранилища продовольствия. Ближайшим помощником архимандрита Вениамина был иеромонах Никифор (Ниолай Иванович Кучин).
Весной 1920 года окончательно установилась Советская власть и на Соловки прибыла Особая комиссия Архгубисполкома и Губревкома РКП(б) . В это время в монастыре жили 400 монахов и 200 послушников. Комиссию возглавлял М.С. Кедров. Ее целью было выявление "запасов оружия и продовольствия, принадлежавших буржуазии и ее пособникам". Но чекисты искали не только оружие, оставленное белогвардейцами и союзными войсками. Лето 1920 г. было последним летом с уставной монашеской жизни на Соловках. Осенью 1920 г. монастырь был закрыт. Монахов выгнали с Большого Соловецкого острова. Начался самый страшный в истории монастыря период - период систематического грабежа соловецких ценностей, дележки территорий и имущества между советскими организациями. Архимандрит Вениамин жаловался в Кемский продовольственный комитет, пытаясь защитить жизненно необходимую для обители часть имущества: "...если не достанется хлеба хотя бы на пятнадцать дней, все мы должны будем помереть с голоду на диком, суровом морском острове..."
В ответ обыски и грабеж приобрел новую силу. Среди оставшихся монахов нашлись предатели, сообщившие большевикам о скрытых ценностях. Председатель Архгубисполкома Попов распорядился "серебро заарестовать", а виновных в сокрытии наказать. На архимандрита Вениамина был составлен донос несколькими монахами. Донос их не спас - "новая" жизнь в монастыре начиналась открытием "клуба Карла Маркса". В 1920 году монастырь еще существовал, но уже хозяйство обители было отобрано советским совхозом.
В конце 1920 года архимандрит Вениамин и его помощник иеромонах Никифор были арестованы чекистами по обвинению в сокрытии монастырских ценностей и хранении оружия. Их сослали на лесозаготовки в Холмогоры, но летом 1922 года выпустили. Архимандрит Вениамин и иеромонах Никифор уехали в Архангельск в Соловецкое подворье. После разгона подворья их приютил архангелогородский врач и аптекарь Александр Алексеевич Левичев.
Летом 1926 года, по совету бывшего послушника Соловецкого монастыря Степана Антонова, они перебрались в село Часовенское Архангельской области, но в самом селе жить не стали. В сорока километрах от ближайшего населенного пункта, деревни Коровкинской, они поставили себе лесную келлию. Небольшая изба стояла на высоком берегу Волкозера. В доме были только иконы и предметы обихода. Питались они рыбой и собранными в лесу грибами, ягодами. Дважды в год зимой к ним приезжал Сергей Антонов, оставляя необходимые продукты.
Весной 1928 года 19-ти летний комсомолец из жителей села Часовенского и житель деревни Коровкинской, дважды судимый бандит 23-х лет, напали на келью священноиноков. Они считали, что именно там хранятся сокровища Соловецкого монастыря. Бандиты подошли к дому и начали стрелять в окно, затем обыскали дом, но ничего не нашли. Взяв бутылку керосина, убийцы облили дом и подожгли. Из огня еще были слышны стоны раненых.
9 июня 1928 года из Архангельска приехал Степан Антонов. На Волкозере он нашел сгоревшую избу и среди обгоревших бревен - два скелета. Следствие установило, что в лесу произошли убийство и поджог. Совершены они были с целью ограбления двумя жителями д.Коровкинская - комсомольцем В. Ивановым и его товарищем С. Ярыгиным. Оба преступника были воспитанны при советской власти и полагали, что у архимандрита хранятся сокровища Соловецкого монастыря. Накануне праздника Святой Пасхи они сознательно собрались идти грабить монахов. Вечером 17 апреля 1928г. они вышли к Волкозеру. Бандиты выждали, когда в избе погаснет свет, после чего Иванов подошел к келлии и открыл стрельбу в окна. Он выпустил 4 заряда, однако войти в избу бандиты не посмели, их охватил непонятный ужас. Они влезли на чердак, забрали припасы, верхнюю одежду и обувь. Затем нелюди подперли дверь, облили стены керосином и подожгли.